Выбери любимый жанр

Бремя Мертвых - Гавриленко Василий Дмитриевич - Страница 2


Изменить размер шрифта:

2

             Зевнул, перекрестил рот.

            -Господи, прости.

            Левиафан поднял голову, негромко заскулил.

             -Молчи, животинка.

             Перебирая бусины на четках (ровно тридцать три, по земным годам Христа), отец Андрей совершил Иисусову молитву.

             -Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня грешного.

             Совершив молитву, потянулся до хруста в костях.

             -Припозднились. Спать пора.

            Отец Андрей укрылся стеганым одеялом и скоро уснул. Пес Левиафан лежал у его ног, таращась в темноту.

            Среди ночи проснулся, откинул одеяло с головы.

             -Брат Иов, - позвал негромко.

            Левиафан гавкнул, потряс башкой.

            Отец Андрей сообразил, что находится не в келье, а брат Иов уже предстал пред лицом Господа.

            Что-то сжалось внутри, точно выпил кружку студеной воды.

            Так уже бывало с отцом Андреем: точно медведь, наваливалась на него глухая тоска, придавливала, ломала.

            -Леви, поди сюда.

             Пес вскочил, бросился к хозяину, облизал осунувшееся бородатое лицо.

            -Ну-ну, животинка.

             Отец Андрей обнял собаку за шею и, успокоившись, вновь провалился в сон.

            -Вишь, как огород вскапывать надо? Главное - правильно лопату держать, тогда ни мозолей не будет, ни руки не устанут.

            Левиафан слушал, склонив голову. Солнце стояло высоко, по небу ползли редкие облака.

            -Благодать, - улыбнулся отец Андрей (от вчерашнего отчаяния осталась лишь небольшая морщинка между бровями).

            Положил лопату, подвинул к себе корзинку с луком-севком: маленькие луковицы из которых легко и быстро выползет перо.

            -Ежели посадить в землю луковицы большие, пера не дождешься, а луковицы сгниют, - бормотал отец Андрей. - А так будет на окрошку лучок.

            Левиафан мотнул башкой, негромко гавкнул.

             -Ну, да, тебе-то зачем окрошка, ты не любишь...

            Закончив с луком, отец Андрей принялся за картошку.

            Усталость разливалась по каждой жилке, но это была приятная усталость. Отец Андрей, лежа у кострища, с удовольствием поглядывал на свежие грядки. Скоро пойдут всходы. А там и до плодов недалеко. Да, он остался один-одинешенек посреди мира, обработанного пандемией, как кукурузное поле - пестицидами, но жить-то надо. Работать надо, выращивать еду.

            Левиафан ткнулся башкой в колено отца Андрея.

             -Ты прав, животинка. Не один-одинешенек, а с тобой.

            Отец Андрей сунул руку за пазуху. Вынул 'Библию' карманного формата. Раньше, до Беды, он не часто обращался к Священному Писанию (да чего там, если честно, вообще не прикасался к Книге книг, отвлекаемый житейскими заботами). Теперь же времени - вагон и маленькая тележка.

            Зашелестел страницами.

            Вот «Откровение Иоанна Богослова».

             Перед глазами отца Андрея возник всадник на бледном коне, в куколе, в черной накидке. Глаза блистают красным огнем. В руках всадника - коса. Взмах! - и летят наземь людские головы, отсекаются члены, рассекаются тела.

            Отец Андрей заложил страницу пальцем, задумался, глядя в небо.

             «Чаю воскресения мертвых», - вспомнилось одно из колен Символа веры.

            Эх, когда б и вправду воскресли мертвые! Воскресла братия, воскресли жители городка, воскресла та девушка с коляской, воскрес ее младенец. Можно было бы жить, как прежде. Жить - не тужить.

             Подул ветер, отец Андрей поежился.

             -Господи милосердный.

            Перекрестился.

            Господу виднее, что делать с рабами своими... Хотелось бы, чтобы люди не просто воскресли, а воскресли красивыми, облагороженными и в прекрасном месте. В раю.

            «Идиот, никто не воскреснет. Никто и никогда», - мысль, внезапная, как пуля, вонзилась в мозг.

            -Да что же это со мной? - пробормотал отец Андрей.

             Принялся молиться, но два беспощадных слова засели в голове прочно. Намного прочнее, чем он предполагал.

            Однако отец Андрей ошибся насчет «никто и никогда».

            Он рубил дрова во дворе, когда залаял Левиафан.

            Отец Андрей поднял голову и остолбенел.

            Со стороны кладбища к нему брели монахи. Его братия, которых он не так давно похоронил. Брат Иов, брат Афанасий, брат Николай, брат Артемий, отец настоятель...

            Отец Андрей вспомнил свои давешние размышления о красивых, облагороженных людях, воскресших в раю. Что ж, Господь решил иначе...

            Брат Иов приволакивал левую ногу; у брата Афанасия с правой щеки отвалилось мясо и виднеются зубы; брат Николай потерял руку; брат Артемий - левый глаз, а отец-настоятель и вовсе передвигается на четвереньках. И у всех - распухшие, синие лица, вокруг которых роятся мясные мухи.

            Дунул ветерок, отец Андрей ощутил трупный запах. Рвота подступила к горлу, но он сдержался: они не виноваты, на все воля Божья.

             -Братья, вы воскресли! - крикнул он. - Я так рад!

            Воскресшие продолжили молчаливое, упорное движение.

            -Брат Иов, ты меня слышишь? - встревожился отец Андрей. - А ты, брат Афанасий?

            Монахи приближались.

            Отцу Андрею стало страшно, но он подавил в себе малодушие и, вонзив в колоду топор, распростер руки навстречу воскресшим.

2

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Литературный портал Booksfinder.ru